Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:00 

"Двойное подданство". 1 глава - "Какие бывают нитки" (ГОТОВО!)

Larice-in-Wonderland
Жмите, чтобы увидеть большой вариант картинки. Иллюстрации, возможно, ещё будут - принимаю пожелания ^__^

1. Что общего у ливня и кладовой каюты, или Чеширская медицина
2. О пользе объяснений
3. Воровская шкатулка
4. Сообщники
5. Тандем туманных, или Чеширский сон
6. Нити и нитки

1.1. Что общего у ливня и кладовой каюты, или Чеширская медицина


В очередной раз за время тягучего ожидания Алиса Кингсли выбралась на палубу. Наверху происходило хоть что-то. Люди дежурили. Кто-то прогуливался. Тучи клубились и сеяли морось, всем своим видом показывая, что близятся вечно дождливые острова. Не самое увлекательное зрелище, но все ж не в пример маленькому кают-кабинету. Впрочем, оказалось, что погода заготовила весьма деятельные планы, с Алисиными созерцательными не скрепленные никакими договорами.

С громом треснула смирительная рубашка хлябей небесных. Мигом от неба до волн воздух наполнился взбесившейся водой, и только струи давали понять, где то небо, где те волны.

Поупрямившись несколько секунд, Алиса ринулась к мостику. Чуть не растянувшись на подоле собственного платья, отказалась от попыток испытывать судьбу. Бежать, когда вокруг тебя, кажется, одна вода, а под ногами - весьма неустойчивая плоскость... Это, согласитесь, предприятие скользкое во всех смыслах.

Девушка нащупала ближайшую дверь. Дёрнула. Заперто. "Стоп-стоп, дверь... Дверь у мостика..." - пронеслось в мыслях. Алиса стояла перед каютой, где в обход крысиному царству трюма хранилось лучшее из грузов. Удивительно, но и от должностей бывает польза - ключ от кладовки у ответственной за товар Кингсли всегда был при себе. Девушка забралась в вожделенную сухость и устроилась на каком-то сундуке, как нельзя кстати прикрученном к полу.

Алиса научилась радоваться подаркам Рационализма. Таких подарков в этот день оказалось несколько.
Во-первых, путешественницу не смыло с корабля вместе с Желанием укрыться.
Во-вторых, поклажа в её убежище на славу укреплена. Не придавит и не стиснет.
В-третьих, можно успеть немного обсохнуть. Маленький шанс не продолжить путешествие с Простудой.
Наконец, и в скучной должности торгового посла, ответственного за груз, оказались плюсы...
Всяческие же волнения из Сознания девушки смыло ещё снаружи. Не стало дела ни до бесстыже прилипавшего к телу платья, ни до приличий, явно не одобривших бы сидение юной особы в подсобной каюте. Обсыхая, Алиса лишь выжидала, прислонившись спиной к гладкому Созерцанию, цепляясь то и дело руками за канат.

В круглом окошке кладовой каюты, как в объективе перевёрнутого бинокля, мелькало буйное Снаружи. Шаткие столбы воды шумно окатывали стены и растекались по стеклам иллюминаторов. «Не гроза, а гнев Красной Королевы. Что, интересно, её так рассердило бы на этот раз?» - поплелись бесстрастные мысли о том, что в этом мире тоже имеет место быть Безумие. Будто снова Алиса оказалась зрительницей по левую руку от Червонного трона...

Дверь полоснуло ненастьем и впустило клочок его рёва. В кладовую забился ещё кто-то. Всплеск гула и холодные брзыги заставили вздрогнуть, и Созерцание отступило в сторону, почувствовав себя неглавным и неинтересным.
- Не раздавите меня теперь! – окликнула девушка кого-то во вновь сомкнувшейся темноте.
Качнуло, и окликнутый с полным правом повалился где-то рядом. Послышалось неровное мальчишеское хихиканье с привкусом досады от ушиба. Алиса представила вымокшего цыплёнка, которого сама только что весьма недружелюбно предупредила – не раздави меня!
- Хи…х…извините, не заметил, темно, – откомментировал юный сорванный голос.
- Я уж – тем более, - невидимо усмехнулась Алиса. - Придумать только, какое сумасшествие – гулять по кораблю в такую… кхм… погоду!
- Это не первая моя буря, - посерьёзнел собеседник. - Сильная, но не первая, – добавил он слегка обиженно.
- А в…ты куда-то шёл? Прости, что без представления, но жутко интересно, что же настолько важно на судах в бурю.
Собеседник явно бойкотировал вопрос. Алиса уставилась в темноту в стороне соседа. Не было никакого намёка на то, что прозвучит ответ, и девушка снова откинулась в свой угол. Терпению не хотелось одёргивать надувшееся существо, и вдруг пришедшая Усталость в этом только поддержала.

Снова - шумное Снаружи и упрямая Темнота. Разве что ещё шорохи где-то сбоку. Созерцание осторожно подсело рядышком, когда Алиса уже засыпала на коленях у Усталости. Шум за стенами действовал вместо колыбельной, а холодный «душ» и скромность темноты призвали Болезненный покой. Оцепенение покрывалом укутало путешественницу - в полудрёму доносился только звук мерного гула воды, угнетавшего мысли. Оказавшись в вакууме ни сна, ни бодрствования, Сознание задалось вопросом – как унять вязкую головную боль?

Дразня, Память подкинула Сознанию игрушку, как бы мимоходом проворчав что-то малосвязное про методы чеширской медицины. «Иначе - инфекция и гнойный абсцесс» - уже играясь, подражательно проурчало Сознание и вдруг погрустнело. Вечно так: вспоминаешь что-то, однажды бывшее в самой досягаемости, но решительно не пригодившееся тогда – и почему-то при этом воспоминании чувствуешь досаду, а то и вину, что упустил свой шанс и даже не разузнал толком предложение Случая.

«Ах, какая интрижка!..» - умильно промурчало нечто до невозможности вблизи от Сознания.

- Чешир, - улыбнулась летающей многозубой ухмылке Алиса, усаживаясь на большом ковре из Оцепенения.
- Как поживается у тебя в Наземье? Ручка не беспокоит?
Проявляясь, кот подлетал ближе.
- Давно нет. – Девушка по привычке оценивающе посмотрела на своё плечо, будто ожидая ответа и от него. – Только голова болит. – Алиса нахмурилась и подняла взгляд на Чешира. - Оттого, что Снаружи расшумелось…
- Ммрр?
Котище дымкой облетел девушку сверху, любуясь, будто шляпой.
- Рекомендую прибегнуть к помощи той самой. Вспомнившейся тебе недавно… - Кот повернулся на спину.
- …Чеширской медицины?
Новоявленные лекарь и подопечная синхронно расплылись в улыбках, сочащихся Дружелюбием.

Испарившись, вновь Чеширец обозначился у Алисы на плечах. Со свежим теплом коснулась Сознания девушки шёлковая шёрстка. Это тепло никак не могло быть иным, ведь источавший его вовсе не был обычным пыльным обшёрстным мешком. О да, он был Чеширским, растворяющимся, официально аполитичным котом, неофициально очень любопытным.
- Начало не страшное, мрр?
Девушка хотела мотнуть головой, но чтоб не причинить коту неудобств, лишь процедила сквозь зубы согласие.
- Вот и зря отказывалась в тот раз, - констатировал довольный Чеш, - ходила бы без шрамов…
Алиса, не размыкая губ, засмеялась. Непривычно непрозрачная физиономия вопрошающе уставилась на этот смех.
- Не верится, что я не вдыхаю тебя! Знаешь, как кальянный дым. Ты ведь впервые не паришь в полуневидимом виде, – пояснила Алиса.
Невидимый, но притом всё же видный, являющийся видимостью только наполовину Вид немало позабавил два Воображения.
- Продолжаем процедуры, - зажмурилась серо-голубая полосатость.
Чешир мечтательно сполз Алисе под подбородок, перекрутился и положил ей на виски дымкой подлетевшие лапки. Алиса тоже зажмурилась. Похожее на вату из инея тепло продолжало обволакивать её Сознание, мягко обступая отголоски ненастного гула. Чеширская ли медицина, Расслабленность ли помогла, уверенно поглотив головную боль – остался только свежий туман, изменчивый и неуловимый, как сам Чешир.

- Чес! С кем ты там болтаешь?.. – Бесцеремонно вмешался в идиллию мальчишеский голос. – Выручи. Где в этом хламе лежат нитки?
Кот предательски обозначился уже в той стороне, откуда "поздоровались".
- Красть – это низко, подло, недостойно, - серо-бирюзовое облачко патетически кувыркнулось, – но я не могу отказать страждущим в помощи...
Неуловимый «себе на уме» Чешир, казалось, просто развлекался. Вальяжная ухмыляющаяся дымка деловито уплыла, оставив кого-то посреди Оцепенения. Растерянное Сознание постепенно, разочарованно теряло очертания Алисы, не догадавшейся спешить и вовремя завести со сбежа…слетевшим почти-другом Безумно важный разговор.

1.2. О пользе объяснений


Далеко не первый за время путешествия шторм, но впервые - безо всякой прелюдии. Команда даже не сразу взяла себя в руки, хоть паруса уже были свёрнуты, а всё необходимое - укреплено, едва небо штилем немекнуло о своих намерениях. Немногочисленные пассажиры характерно по-сухопутному искали спасение от "дождика" где-нибудь под навесом. Но навес был сущей глупостью в пространстве, где ветер вдруг стал сминать жёсткие, косые струи, а палуба становилась не совсем землёй, не совсем полом, а чаще и вовсе каким-нибудь боком или диагональю. Судно, будто схваченное за мачту, маятником раскачивалось во мгле.

По счастью, внезапные летние грозы долго не длятся. Вдруг остались только неровные светло-сизые облака, противный дождик и заботы.

Капитан только попросил принести чего-нибудь согревающего, как кок уже бежал под мелкими каплями за бутылкой бренди. По пути посыльный от камбуза наткнулся на заглядывающего во все помещения матроса со смешно перекинутым через руку дождевиком.
- Хей, чего это ты, как трактирщик?.. - хмыкнул кок.
- Чего ещё, - не сообразил тот, не прекращая осмотра.
- "Ещё пинту пивка-с?" - рассмеялся кок, ткнув пальцем в плащ на руке матроса.
- Пассажир куда-то девался, а тебе всё хиханьки, - осерчал моряк, завершивший очередной обход.
- Хрыч из каюты не вылезал, он всегда в это время дрыхнет, на обед не дозовёшься. - Поспешил успокоить излишне рьяного поисковика кок.
- Да хрыч на месте, а девчонка, кажись, променадом, - брезгливо поморщился матрос от странности словечка, - занималась...
- Ну, удачи вам с дамой, мистер трактирщик, - подмигнув, похлопал трусливый кок собеседника по плечу. - Меня капитан ждёт.
- Удачи вам с бутылкой, Берти-якорь, - съязвил в ответ матрос.
Но Берти уже удалился настолько, что мог как ни в чём ни бывало "не слышать" обидной шутки и продолжать свои дела.

На обратном пути кок увидел "трактирщика" уже рядом с капитанской рубкой. Чтобы не заводить разговоров, Берти снова заторопился было, но внимание привлекло копошение невдалеке, у кладовой.
- Эй, Мэтт, ты что там делаешь? - поймал Берти за плечо юнгу, ковырявшегося в замке. - Удрал куда-то из камбуза, бросил посуду...
- Мистер Бертрам, я...
- Ну? - донельзя внимающими глазами уставился рыхлый кок на мальца.
Исповедь отсрочил топот приближающегося боцмана.
- Никто не видел моих ключей?! - зарычал тот, в душе обвиняя всю округу, и мгновенно оборвал рык, выхватив связку из рук юнги.
- Но зачем они тебе сдались?.. - с приторным удивлением и с ненатуральным сочувствием спросил Берти у мальчика.
- Ха! И чертей не надо в свидетели! Ты стоишь у кладовой каюты, болван! - выговорил коку боцман. - Высечь шельму!! - Схватил он юнгу за плечо и повёл прочь.
- Стойте, вы, я ходил проверить, хорошо ли закреплён груз!! - запищал мальчишка, отчаянно упираясь ногами, надеясь не дать уволочь себя на расправу.
- Кончай! - не глядя, тащил пойманного боцман. - Мои руки там завязали каждый узел, и ты, подлый угорь, сам таскал для этого канаты, а теперь смеешь пищать, что лазил проверять работу боцмана?!
- Постой, мы что, будем его сечь за недоверие к боцману? - засомневался кок.
- Держу пари, - по-звериному сощурился обвинитель, - шельма не зря спёр ключи, уверен, он перетряс кладовую всю!
- Проверим, - не отпуская ребёнка, повернул кок к каюте.
Невдалеке от двери стояла, щурясь, как от непривычного света, пропавшая пассажирка. Кок окинул взглядом округу в поисках нужного человека. Не прекращая движение, задел полусонную Кингсли и наконец увидел силуэт поисковика-матроса где-то на носу корабля.
- Мистер трактирщик! Вон твоя пропажа! - крикнул Берти в даль.
Кок юркнул за боцманом с юнгой, которого всё ещё не выпускал, в кладовку.
- Налицо! - прохрипел боцман, оглядывая неряшливого вида груз.
- А ну вываливай, что набрал! - тряхнул убеждённый кок мальчишку.
Тот наградил прокуроров самым ненавидящим из детских взглядов.
- Да не брал я ничего, говорю, пошёл взял ключ от кладовой, проверить, хорошо ли привязаны треклятые тюки!
- Брось, для этого ключи не крадут! - скривился кок.
- Высечь!!
- Простите, а что он сделал? - вмешался женский голос.
Все трое обернулись на стоявшую в дверях Кингсли и высыпали свои предположения.
- Спёр ключи...
- Забрался в кладовую...
- И, верно, процедил Ваши грузы!
- Да не крал, а взял по-хорошему!! - разразился криком обвиняемый. - Виноватый я что ль, если боцман не слышал! Служи после этого!
Боцман будто налился кровью и уставился на упрямца с самыми демоническими намерениями. В тот же момент явился "трактирщик".
- Вот Вы где, мисс! Меня послали Вас искать... Рад, что с Вами всё в порядке! - затараторил он, наконец набросив дождевик на плечи девушке и потянув пассажирку прочь.
- Он на самом деле ничего не брал, - не оценив этих стараний, выступила Алиса в противоположную сторону.
Моряк остановился на месте, боцман поднял взгляд, а кок раскрыл рот и указал рукой в сторону неряшливых узлов на сундуках.
- Да-да, я забежала сюда, когда ударил ливень, - продолжила девушка, - и вынуждена была сама связать сундуки... Темнота и недолгий опыт не позволили мне сделать это аккуратно, - натянуто улыбнулась она в закрепление эффекта.
- Отличный у Вас узел, мисс! - Оценивающе отозвался "трактирщик". - А малец постыдился признать, что его опередили в его работе!
- Всё равно высечь! За враньё! - Рявкнул боцман, толкнув к коку сжавшегося в ожидании грубых движений юнгу.
Неожиданно на месте остались только Алиса и "нашедший" её моряк.
- Пойдёмте, мисс. Не волнуйтесь, его не будут бить, - успокоил матрос ожидаемо впечатлительную Кингсли. - Малец скорее всего просто перемоет лишнюю гору посуды.
Алиса отстранилась - она не ждала заготовленного одобрения от моряка или лебезящей благодарности от юнги. Ей всего лишь не хотелось, чтобы лупили кого попало просто потому, что привыкли решать так любые проблемы.

1.3. Воровская шкатулка


Что такое «неудобно» во всех возможных красках Алиса увидела поутру.

Юбки часто цеплялись за всё подряд, принося немало хлопот хозяйке и проклятий женской моде. В путешествии девушке приходилось чинить платья самой, да ещё и при свете мутного иллюминатора, к которому нужно было лезть на стол. А сегодня и глаза норовили слезиться вдвое больше – то ли от обычной усталости, то ли от плохого света, то ли от излишка сосредоточенности. И иголка порядочно затупилась. И вообще Алиса не любила шитьё. И перед Гордостью стало, опять же, неудобно…

Гордость лондонской леди, пусть далеко не образцовой, норовила подсунуть Алисе странное решение проблемы – отложить шитьё до появления мастера или мастерства. Но что до наземского, что до подземельского учителя или портного нужно было плыть ещё минимум два дня. Чувство собственного достоинства раздавило все аргументы гордой Мечты. Запретив себе грёзы о зачудесной ловкости пальцев, Алиса принялась за финальные дюймы шва.

Дежурный оклик чуть не обошёлся уколом от дрогнувшей в руке иголки. Звали, как обычно в это время, на обед. Наскоро расправившись со стежками, Алиса отправилась за на зов.

Снаружи девушку встретило радушно чистое небо с лилейным Солнцем, будто просившим перед всеми прощения за вчерашние выходки Погоды. Кстати были бы и более конкретные извинения перед платьем, порванным за недавним ливнем, и Алисой, уставшей за штопаньем, но…

На пути в кают-компанию девушке встретились матросы, несшие нечто престранное и пространное. Был и «трактирщик», приветствовавший пассажирку настолько слащаво, что та не потеснилась с дороги, а отшатнулась с неё. Подобное внимание Алисе казалось сродни заботе о больном, что недавно встал с постели. «Слава ветру, на днях прибудем в порт, распрощаюсь с командой. И с навязчивым опекуном - тоже» - успокоила себя Алиса, отмахиваясь от волос, раздуваемых «попутным».

- Мисс Кингсли! Ваши волосы, – заметил «трактирщик», прежде чем освободить путь и скрыться в трюме вслед за погрузкой.
Девушка недоумённо сперва поправила, затем пощупала, и, наконец, осмотрела свои локоны. Ничего необычного. Разве что лоб немного щекотит… Ухватив мешающую «чёлку», Алиса обнаружила в руке спутанную связку цветастых шёлковых нитей.

Озадаченная девушка осмотрелась вокруг. Чистейшее небо, отсутствие аэростатов и поводов для конфетти... Ничто не объясняло наличие товара в воздухе над торговым судном. Разве что спросить объяснений у вчерашнего воришки?..

Маленькая фигурка по-будничному уцепилась высоко на канатах, ещё не подозревая о своём «провале». Обвинительная уверенность боцмана, сомнения кока, вопросы самой Алисы – всё толкало не к самым приятным выводам. Кингсли шла к лестнице, не сводя с мальчика глаз. Вдруг внимание Алисы столкнулось с вниманием юнги. Заметив девушку, мальчик скорёхонько убрал что-то в карман своего перешитого кителька. Что-то яркое мелькнуло на фоне тёмно-синего сукна. С секунду юнга и пассажирка сверлили друг друга взглядами, достойными истинных Порока и Правосудия.

Недолго думая, Кингсли полезла на канатную лестницу. Опомнившийся юнга в ногу и в руку с преследовательницей стал взбираться выше, по ходу примеривая, трудно ли будет до него докрикнуть. На высоте летучей лестницы от девушки можно было ждать не более, чем словесной взбучки. Но и этого не очень хотелось.

- Ээй! Что ты спрятал? – Вправду, с почтительного расстояния оклика начала Алиса.
Мальчишка молча показал язык.
- Не хорошо так делать! Может, я хотела тебе помочь?
- Не очень надо!
- Вчера я бы так не сказала, - с ухмылкой заметила Алиса.
- Очень прям благородно - вора покрывать, - брезгливо декламировал мальчик.
Прозвучавшее лучше всего подошло бы кому-нибудь взрослому из команды – и, скорее всего, среди команды и было изречено. Алису чуть не затрясло от возмущения. Но мгновенно настроение потеплело от волны смешливого удивления.
- Скажи ещё, что я хотела похвастать, выдав за свои твои кривые узлы, - от души съехидничала Алиса.
- Вам же надо что-то «уметь», чтобы бестолковой дурочкой не выглядеть, - упорно продолжал юнга назидательно передавать мнения старших.
Это были одни из первых поучений, так повеселивших Алису.
- Раз так, я могу всем рассказать, что уснула в кладовке, а ты тем временем мог укра…
- А я!.. я всё скажу команде! Как вы свихнулись и ползаете по канаткам за юнгами! – Вдруг сбился на свою речь малец.
Алиса осталась довольна: её маленькая угроза возымела великое действие – дерзкий забыл свои грозные цитаты.
- Сперва спустись к кому-нибудь, - поудобнее устроилась девушка на своей ступеньке, выстраивая распетушившемуся пареньку осаду.

Раскрасневшийся мальчишка усиленно стал осматривать палубу в поисках этого Кого-нибудь, кому можно было сейчас же «продать» несносную Кингсли. Девушка тоже оглянулась на зрелище, так приковавшее внимание мальца.
С погрузки той громоздкой штуки, недавно преградившей Алисе дорогу, возвращались матросы. Они рассеивались по местам, не обращая ни малейшего внимания на осаждённую канатную лестницу. Последним из трюма поднимался пожилой моряк, устало утиравший с лица пот. Он, видимо, хотел обратиться к некстати жаркому светилу, но вместо этого увидел пассажирку в её очевидной попытке изловить вора-юнгу.
- Спускайтеесь, мисс Кингслии! Мы заставим его всё вернууть! – кричал матрос, со всех ног бросившись к месту позорного инцидента.
Алиса была польщена тем, что не прозвучало никаких намёков на непристойность её «висения». Собралась было спускаться, но без угла загнанный мальчишка стал качать лестницу. Рассчёт был на то, что неженка-леди в ужасе зацепится за свою ступеньку, никуда не двинется и тем самым отсрочит расправу.
- Ооох!! Держитесь, мисс! Я мигом!! – Засуетился внизу старик.
Алиса, крепко держась за канаты, взглянула вниз. Матрос-"спаситель" куда-то убегал. Не надеясь ни на кого, девушка потихоньку, с обманными паузами, собралась "отвоёвывать" у сорванца ступеньки.
Вскоре матрос прибежал, запыхавшийся, с увесистым ящичком в руках.
- Гляди, не пожалею твой муравейник! – Занёс он вещь над бортом, грозя хулигану.
Сверкнув клёпкой на солнце, шкатулка будто раскалила лестницу – так быстро мальчишка с неё спустился, в запале чуть не пройдясь по Алисиным пальцам. Едва поравнявшись с матросом, юнга, в надежде выцарапать своё сокровище, прыгнул за своей вещью, как кот за птицей.
И шкатулка вспорхнула. Ударом ей откроило крышку, и множество мелочей цветными брызгами выбросило на надраенные палубные доски. С непонятным воплем мальчишка куда-то бросился, но поперёк рывка был словлен пожилым матросом. Посыпались ругательства – малец отчаянно брыкался, лупил ногами и цапал руками.
- Отдавай, шельмец, что стащил у мисс Кингсли! – Крепко-накрепко стиснул моряк неожиданно затихшего юнгу.
Мальчик насуплено уставился на растерзанную шкатулку. Рычаг давления на него, казалось, был утерян.
Но едва Алиса спустилась, решив собрать то, что рассыпалось, как тут юнга снова ожил от возмущения.
- Не трогайте моих друзей!!
Девушка поднялась от россыпи крохотных поделок и по очереди посмотрела в лица негодующим мужчинам – снова извивавшемуся маленькому, и всё ещё сдерживающему его пожилому.
- Отведите его, пожалуйста, в мою каюту, - распорядилась Алиса по душу пойманного воришки.
- Отдайте! Не ваше!! – Всё ещё вопил и вырывался тот.
- Как скажете, мисс, - учтиво кивнул старик девушке и стал ловить крикливый рот сорванца ладонью.
Собрав всевозможные вещицы, маленьких кукол и обрывки тканей обратно в их родную шкатулку, Алиса замкнула процессию.

1.4 Сообщники


Моряк плюхнул мальчишку на диван и закрыл за Алисой дверь. Девушка деловито водрузила на стол шкатулку и остановилась. Сердитый юнга снизу вверх оглядывал место заточения.
- Много украдено, мисс? - сочувственно поинтересовался матрос.
Алису вопрос вывел из странного оцепенения. Казалось, она совсем не собиралась думать о кражах и воришках.
- Сперва нужно выяснить кое-что, - обернулась девушка.
Юнга поёрзал и уставился на Алису. Благодарно отметив наличие внимания, Алиса взялась за дело.
- Твои работы? – Указала она в сторону коробка на столе.
Мальчик осторожно кивнул.
- Здорово, – искренне похвалила Алиса и вынула из кармашка связку свалившихся на неё сегодня ниток. - Для обновок?
Очередным кивком юнга красноречиво объявил переговоры односторонними. Матрос с сомнением наблюдал за странным действом. Алиса начала какую-то свою игру вместо того, чтобы просто назначить негоднику доходчивую кару.
- Уверена, всё, что ты умеешь, можно делать, не воруя ткани. Представляешь - мы бы заключили договор, по которому можно получать материалы вовремя и в нужном количестве. Или - без договора! Продаёшь од...
- Не мечтайте нажиться на моих друзьях, - угрюмо оборвал мальчик вдохновенную речь.
Секунды две юнга недовольно смотрел старшей в глаза. С отрывистым вздохом отвернулся от гадкой, меркантильной Кингсли.
- Ящик отдайте, - не поворачиваясь, пробурчал мальчишка.
- Не за что пока, - отрезала Алиса, глядя на выжидающего старика. - Вы его наставник?
- Опекун, мисс, - будто винясь, слегка поклонился моряк.
- Взгляните только, - подвела Алиса матроса к шкатулке, оголив на минуту цветные богатства ящичка. - Если мальчик умеет делать такое без мастерской, на суше из него может получиться что-то как минимум путное! Объясните ему...
- Его зовут Мэтью, - добавил моряк.
- Объясните Мэтью, что воровство - не выход. К Вам он должен прислушаться, если из моих уст те же слова ему противны.
Старик задумчиво провёл рукой по мелочам в шкатулке.
- Простите, мисс, боюсь, малец просто чурается насмешек. И по праву. Он давно прячет этот коробок. Теперь я знаю, почему. Не мужское это занятие...
Алиса взглянула на Мэтью. Мальчишка резко отвернулся, будто вовсе и не интересовался ничем.
- Суеверия, - уверенно ответила девушка. - Странные занятия сейчас достойны лордов. Кто-то выращивает бумажные цветы, кто-то ковыряется в земле, кто-то разводит собак…
- А кто-то возится с куклами, как слабоумный бездельник, - выкинул старик какой-то лоскут обратно в шкатулку. - Мужчина с шитьём и ленточками... каково! - Вопрошал матрос, зашагав обратно к двери.
- Мэтью. Ты уверен, что в порту тебя не накажут до смерти? - Пустила Алиса в ход последнее вообразимое сейчас средство.
- Я розг не боюсь, - не оборачиваясь, спрыгнул мальчишка с дивана и подошёл к наставнику.
Ничего не оставалось, как отпустить упрямцев. Алиса раззадорилась этой историей, и теперь ей было необходимо время, чтобы успокоиться и взвесить "за" и "против". В конце-концов, Кингсли не спасовала перед китайскими вельможами, к чему теперь пасовать перед юнгой? Неужели ум её стал слишком взрослым, чтобы не придумать, как сговориться с ребёнком?!

Если постараться, подключить всю свою смекалку и все свои связи, даже в чужой стране можно найти достойного переводчика со своего языка. Но если не знаешь, на каком языке говорить с упрямый собеседником, никакие полиглоты не помогут.

Алиса ни за что бы не подумала, что договориться с мальчишкой будет настолько трудно. Мэтью не понимал её, это было очевидно. Более того - мальчик презирал новоявленную покровительницу, как самолюбивую капризу, только играющую в благотворительность.

В поисках правильного решения девушка вернулась к шкатулке. Как безумное конфетти, там пестрело множество мелочей. Удивительные цвета материалов, не как у скучных английских поделок. Удивительное старание автора... И вдруг этому богатству грозит разорение теми, кто будет искать там свои пропажи. Фигурки и вещички не были натуралистичны, как какие-нибудь восковые фигуры. Но в каждой придумке и ниточке чувствовалось отношение смастерившего их. Это внушало особое уважение к куклам, как если бы они были настоящими личностями. Аккуратно, стараясь не помять и не сдавить, Алиса по очереди поставила на стол самых разных жителей ларцового городка. Вот они. Те, кого Мэтью назвал своими друзьями.

Несколько задорных детских фигур в разноцветных костюмчиках - будто только что прибежали с игр. Высокий человек в три четверти от высоты коробка ростом, в белом одеянии, похожем на латы - будто только что с караула. Смешно чванливая зелёная птица с кустистым жабо под клювом - будто только что с циркового выступления. Женщина в цветном платье и с шляпкой на рыжих кудрях, держащая странных кукол за нити, идущие от их рук, ног и шей, - будто только что... Алиса всё смотрела на огненные волосы и пыталась понять, насколько верная осенила её догадка. В любом случае, выяснять что-то по одним только догадкам было бессмысленно.

Фигурка кукловода, сделанная мальчиком-кукловодом. Эта кукла чем-то отличалась от остальных - походила на маленькую статую, с любовью ребёнка-подмастерья воздвигнутую в честь учительницы. И ещё кое-что. Рыжие волосы и шляпка-цилиндр показались Алисе самыми настоящими намёками на истоки умений Мэтью.

Тем паче мальчишку нельзя оставлять среди моряков-лицемеров и мужланского правосудия, знающего одни только розги!

Девушка спрятала шкатулку в ящик стола и, прихватив с собой только куклу-кукловода, отправилась догонять пожилого матроса. Нужно было делом показать, что для Кингсли эта история - не забава. В первой части плана значилось получение аванса на задумку: разрешения от старших. В каком-то смысле, это была самая лёгкая часть.

Сегодняшний защитник Алисы от мелкого вора, матрос встретил девушку крайне настороженно. Алиса поспешила, как ей казалось, успокоить старика. Выразила сожаление, что от мальчишки много хлопот, и команда, должно быть, вынуждена скрепя сердце мириться с брешью в репутации, а добропорядочного матроса всё это не может не тревожить. Осталось лишь предложить забрать мальчугана с собой - будь что будет... Но доселе скептически внимавший старик только отмахнулся.
- Да разве я не понял, мисс... Вы же пробовали его уговорить. Разве получилось? А без согласия бесёнок ни за что не будет делать так, как положено. Не приведи Небеса, придётся Вам его сдавать обратно в приют.
Алиса помолчала немного. Для свершения делу не хватало лишь веры в лучшее, и девушка собралась с настойчивостью, чтобы всё-таки воплотить свой замысел.
- Думаю, я всё же найду для него правильные слова. А если мы с ним договоримся, Вы - согласны?
- Ну, тут уж пускай решает капитан, - чуть ли не с досадой снова отмахнулся матрос.
- Спасибо, - поняв, что ничего лучшего не добъётся, поставила Алиса "точку". - Где я смогу найти мальчика?
Не откладывая в долгий ящик, девушка приступила к второй части своего плана. Теперь судьба - и Алисиного дела, и своя собственная, была в руках сорванца Мэтью. Поймёт ли? Алиса нашла его в камбузе. Мальчишка с кислым видом восседал на бурой бочке. Под мнимым приглядом Берти, разглагольствовавшего о морали. При виде Кингсли Мэтью отвернулся и стал усиленно мотать ногами, отстукивая каблуками по деревяшкам.
- Прекра... - хотел было одёрнуть кок шумящего. - Оо, здравствуйте, мисс! - Мгновенно сменил личину Берти.
- Не отвлекайтесь, я только заберу Мэтью, - откликнулась Алиса.
Берти, колыхаясь, подбежал к бочке и половником в шею подпихнул мальчишку, не очень-то спешившего идти за девушкой. Алиса подхватила мальчугана и повела прочь из запаренного камбуза.
- Ты прав, я не самая благовоспитанная леди, - на ходу начала девушка. - Но мне больно думать, что тебя будут сечь из-за твоих друзей.
- Мой коробок отдайте, остальное переживу, - не переставал перечить Мэтт.
- Хм, - нарочно собиралась Алиса с самыми гротескными мыслями, какие приходили в голову. – Предположим, я отпускаю тебя с друзьями. Завтра-послезавтра мы прибываем в порт. Там тебя скоро судят за вереницу краж, нещадно секут, потому что ты исчерпал доверие, и там ты «геройски погибаешь». На кого остаются твои друзья?..
Паренёк буркнул что-то будто бы себе под нос и встал спиной к Алисе.
- Прости, я перестаралась. Но всё же, почему тебе не согласиться с моим предложением? У тебя будет своя мастерская, много разного материала, заказов... Это получше краж и порок. Объяснишь?..
- Вы не понимаете! Мои друзья - не куклы, им больно считаться игрушкой!
- Они... живые? - На полном серьёзе предположила Алиса.
Мальчик снова перешёл на кивки.
- Тогда у них получился бы замечательный театр… - придумала было Алиса.
- Они не двигаются, - буркнул Мэтью, будто стряхивая с себя глупый оптимизм собеседницы.
- Но ведь они могут стать кому-то друзьями. Подумай, что за дело пылиться в коробке? Когда кто-то хочет дружить. Потом, ни у кого нет шансов остаться слепым к такой красоте! А деньги… - запнулась Алиса, подбирая фразы, - они будут знаком, что друзей никто ни у кого не крал. Нехорошо ведь красть... друзей.
Пока ничего конкретнее мастерской Алиса мальчику предложить не могла. Остальное задевало бы горделивые понятия Мэтью, которых он набрался среди команды.
- Отдайте мне мой коробок, - повторил мальчик.
Алиса помедлила. Будто стена перед тобой... Оставался последний довод.
- А твоим друзьям не будет больно, если ты начнёшь делать вещицы людского размера? К примеру, сошьешь копию такой вот шляпки, но на меня? - Алиса вспомнила про прихваченную из шкатулки куклу. - Думаю, ты быстро отработаешь заимствованное из грузов. Тогда я могла бы отдать тебе твою шкатулку. Ээй. Мээтт!
На лице перепуганного мальчишки смешались опаска, надежда и радость.
- Точно отдадите?.. - тихо-тихо спросил Мэтью.
- Точно. Не закончишь до моей высадки - возьму тебя с собой, завершишь у нас.
- До прибытия в порт?! Согласен!! - Просиял мальчонка.
- Бегом за материалами!
Алиса улыбалась, заметив искорки в глазах юного мастера. Без пяти минут компаньоны отправились в кладовую каюту подбирать ткань. Вместо нужной отыскали расшитый шёлк похожего цвета. Мальчик заверил, что поправит узор - станет такой, что не отличить от образца. А вот ниток непременно нужного лимонного оттенка нигде не было. Но пока Мэтью собрался снимать с Алисы мерки. За этим сообщники отправились в кабинет. По пути у них уточнили, собираются ли они есть свой обед. Девушка чуть не повела с собой обедать Мэтью, но тут же вспомнила, что паренёк ненавидит такое мелкое покровительство.
У самой двери каюты по полу что-то с шумом покатилось. Пойманное затихло в руке Алисы. Это оказалась старая китайская монета с квадратной дырой по середине.
- Отдайте... Пожалуйста, - попросил мальчик. - Это моё. Выменял в порту на монетку.
- Скажи на милость, - протянула Алиса находку, - зачем было менять настоящую монету на бессмысленную китайскую?
- Из неё получится отличная пуговица, - загордился Мэтью.
- Не получится, если не починишь свой карман, - заметила девушка.
- Верно, дырка от перочинного ножика! - Спохватился мальчишка.

Приспособив под портновский метр кусок ткани и линейку, компаньоны разделались с мерками и разошлись. Оформив часть груза, ушедшую на материалы, на свой счёт, Алиса привычно осталась предоставлена скуке. Нужно было яро ненавидеть хорошее настроение, чтобы оставить его на растерзание тягучему Ничегонеделанию. Несмотря на светлое время, Алиса отправилась спать. Не сказать, чтобы этот странный сон стал отдыхом... Вчерашний ливень всё ещё пытался наградить девушку простудой.

1.5 Тандем туманных, или Чеширский сон


Глущобы спали, затопленные сонным туманом - по пояс, если бы таковой у деревьев был. Клочки Сна чинно разгуливали там и тут, пока один из них не задел случайно одиноко свисавший с ветки хвост. Хвосту стало зябко от этого касания, и он исчез - для полноты картины.

Хозяином одинокого хвоста, разумеется, был Чешир. Единственное существо, на которое действие Сна не распространялось. При необходимости кот и сам мог быть неплохим туманом… Но в отличие от Сонного, Чеширский туман не умел так запросто бывать в головах и мыслях. Какая же печаль от подобного неумения? Просто шмыгающее по Сознаниям Бессознательное всегда было деликатесом в Чеширском рационе. И кот не растерялся: ради лакомств подружился со Сном.

Но зачем же Белому туману, любимому помощнику Белой королевы, водиться с каким-то самодовольным пронырой? Просто… была у Сна своя слабость: уж очень он любил давать на службе представления. К сожалению, самые великие из них часто не удавалось показать до конца – всё портило Пробуждение. Оно почти всегда выгоняло несчастного драматурга из голов и Сознаний, не давая шанса понять впечатления зрителей. Чтобы узнать цену и смысл своих творений, Сну нужно было бы быть не таким аморфным, легко сдуваемым туманом.

В этом смысле он очень завидовал Чеширу, умевшему при желании материализоваться. И кот не преминул это обернуть себе в пользу. Коварно угождал новому тогда другу, пока тот всецело не доверил ему себя. Чеширец был столь же далёк от политики, сколько от благотворительности, потому пользовался королевской привилегией без зазрения совести. Хулиганил во снах от скуки, гулял по головам, завёл свой клуб любимых Сознаний для бесед…

Пару раз даже вмешивался в королевские приказы. Только это совсем другие дела. Сейчас Чеширец отдыхал от своего развлечения и изо всех сил старался не уснуть. Это было бы уж совсем лишним - пришлось замаскировать собственную голову под пустоту, дабы Белый друг не забрался туда. Маскировался кот так усердно, что про хвост свой всё равно забыл. По нему Чешира и нашёл клочок обеспокоенного тумана.

«Знакомой твоей нездоровится», вползла мысль по позвоночнику. «Которой из них?» - поползла встречная. «Наверное, важной, раз ты недавно с ней нянчился» - предположил Сон. «Ну что же. Веди...».

От большой гущи тумана оторвался порядочный клок. Тут же на него прилетела сизоватая дымка с наглой улыбкой во все акульи зубы, и белое осёдланное облако потянулось к Наземью…

- О-оу. Кажется, не к месту нянчился, - отметил кот уже на месте.
Воронка из вульгарно цветных Простудных видений кипела, плавя жаром и корёжа вихрями Сознание спящей Алисы. В каком-то смысле это началось из-за недавних Чеширских обезболивающих процедур.

В прошлое своё посещение Чешир сделал так, чтобы Алиса не притягивала к себе хвори мыслями, чтобы не думала ни о чём плохом. Но ещё до того Алиса успела подхватить нечто, о вредном наличии чего стоило бы подумать, если уж поздно было опасаться.
- Разберись, уважаемый друг, - отлетел Чешир в Сон подальше от воронки, чтобы понаблюдать за работой профессионала.
Туман услужливо поплотнел. Жар хотел было сопротивляться, Видения – засасывать, но оба тут же уснули. В кулинарном предвкушении Чешир подлетел к застывшей цветной массе. Отломил кусочек. Попробовал. Хоть и Бессознательное, а не понравилось…
- Куда ты исчез в прошлый раз? – Раздалось требовательное над ухом.
Кот «потерял» отломленный кусочек и стал усиленно маскироваться под Сон.
- Чешир! Разве порядочные медики себя так ведут?! Не долечил, а теперь скрываешься! Куда ты сбежал с процедур?
- Прости, замечтался, – фирменно, обезоруживающе оскалился Чешир. - Не будешь обижаться за встречу с давним приятелем, мр?..
Алиса смутно припомнила голосок этого "давнего" приятеля.
- "Давним"? Во всяком случае, не давнее меня... - хмыкнула девушка. - А когда ты его узнал?
Фраза готовила слушать длинную "старую" сказку.
- Ах, это был один монархически неприятный инцидент, позволь промолчать, - умильно обескуражил кот широкой улыбкой.
- Монархически...? - Ухватила за ниточку намёка Алиса. - Твой друг... - замялась она.
- Мэтью, - подсказал Чешир.
- Мэтью? Я с ним знакома! Он повздорил с королевами?
- Разве что с Белой. Хотя... – кот задумчиво облетел собеседницу, - скорее Мирана с ним повздорила. Иначе зачем ей было ни с того ни с сего высылать мальчугана в Наземье? - Риторически вопрошал Чешир.
- «Высылать»? – распробовала девушка слово на слух.
- Отправлять без права вернуться, - обсмаковал кот его значение. – Вот тебе мир, а дальше и не пишите писем.
- Зато кто-то ещё в Наземьи знает о Стране чудес, - по знакомому примеру нашла Алиса оптимистичную нотку в грустных суждениях.
- Мр... Жаль, что старые друзья про него не вспоминают. Мир настолько жесток, – безо всякой грусти и без патетики констатировал Чешир.
- А ты?.. Разве не друг ему?..
- В моём случае – особый случай, - натянул кот самый глубокий оскал. - Меня не было дома, когда наш общий знакомый, - кот сделал наглядный крюк перед туманом, - туманил всем память. Полагаю, чтобы все меньше страдали от мыслей о разлуке... А мальчика жаль.
- Почему бы тебе не рассказать об этом королеве? - Недоумевала Алиса. - Неужели она позволит мучиться...
- Мирана – королева не Наземская, - притормозил кот, - горести Наземских жителей не в её подданстве.
- Да, ты прав... как ни трагично. Можно тогда я присоединюсь к вам с… - замялась Алиса.
- С Мэтью, - терпеливо подсказал кот.
- Мэтью… Mattew. Mat. Matt. Mad... – подбирая слова, старалась запомнить девушка.
Кот не мешал, летая невдалеке.
- Кажется, запомнила... Ну, так берёте девчонок в друзья? – Покончила Алиса с запоминанием и попыталась изобразить улыбку. - Втроём будет веселее.
- Не могу запрещать благое дело, - откуда-то сверху резолировал кот.
- Можешь попросить у Шляпника лимонного цвета нитки? Для Мэтью. На корабле мы всё обыскали, но пока доберусь до норы...
- Этот упрямец заподозрит меня в чём угодно, спроси сама, - со всей убедительностью уставился Чешир девушке в глаза.
- Если можно! - Воодушевилась Алиса.
- Сон, - не то шумно промурчал, не то устало вздохнул кот, - проводи леди на Чаепитие.
"…И сделай так, чтобы она не помнила этого разговора" - специально от себя добавил Чешир, и Сон поплыл выполнять дружеские просьбы. К досаде просящих, был Сон иногда слишком туманен для выполнения конкретных поручений... Но это опять, опять совсем другие дела.

Кот вернулся в глущобы не один, но отправленный на дела клок Сна к тому времени ещё не управился с поручениями.
- Все белые так монархически медлительны… - Задумчиво подлетал кот к широкой ветви. - И это прекрасно, никто не будет мешать нашему общению, - разулыбался Чешир. – Ведь у нас так много общего, - с умилением облетел кот гордо водружённую на хвост шляпу. - Нас обоих считают беспринципными и пустотелыми… Но мы ведь никогда не были продажными или бессмысленными, мрр?
И Чешир с чувством выдернул ненавистный ценник 10/6 из-за ленты на милой шляпе.

Тем временем... Кстати, Вы знаете, кое-кто опять пытался убить Время? Но это снова совсем другие дела... А тем временем Алиса дрожала от холода - её всю обволок туман. Казалось, это не собиралось заканчиваться и никто никогда не закончил бы это падение. Чтоб хоть как-то отвлечься от ужаса одинокого полёта и холода вокруг, девушка пыталась представить себе предстоящую встречу. Каким долгим покажется друзьям выполнение обещания "вернуться"? Помнят ли её, не сном ли сочли все её похождения? Той ли она будет Алисой, не придётся ли снова доказывать свою булатность?..

За этими мыслями, что оказались не сильно приятнее ощущений, девушка оказалась на поляне Безумного чаепития.

1.6 Нити и нитки


Распивать чаи, упоенно болтать о глупостях и ждать кого-то с новостями... Странная жизнь за большим составным столом.

Пока над брошенными друг на друга скатертями, осколками сервиза, разбросанными угощеньями и опрокинутой посудой появляются вздорные Предположения и Надежды, такая жизнь очень к месту. Но тот же самый порядок сочтёшь наказанием, если на чай зачастят всякие бестолковые Раздумья, злорадные Сомнения и другие неприятные визитёры.

Не известно сколько времени, а со стороны Подземья всё выглядело так, будто Бравного воина ничего не связывало со старыми знакомыми. Да, ничего. И даже собственное обещание вернуться не казалось сколько-нибудь жалкой ниточкой.

Однажды из-за такой точки зрения Мальямкин сильно разозлила Шляпника. Как-никак, друг скучал, а избавление от скуки возвращаться не торопилось. Бесстрашная Мышь безапелляционно заявила на сей счёт - нечего ждать, некого вспоминать и ни к чему скука!

Наверное, Террант должен был поблагодарить за фразу, вроде бы угадавшую самую суть его понурых дум, и прекратить растить в мыслях Скучнодумные сорняки. Когда наперёд узнаешь концовку не самой живописной истории, совсем не хочется дочитывать всю книжку. Как правило, так и с размышлениями. Но что же? Соображение Сони оказалось острым. Попало в Ту Самую Точку. Как пробило сосуд с чем-то, по капле копившимся доселе... Желание отучить сомневаться, казалось, неотступно выжигало по облику Шляпника слепящую Сознание ярость.

Выручил мышку, чуть не попавшую под раздачу гнева, Чеширский кот. Он тоже маялся бездельем, хоть и безо всяких там известных привкусов Тоски, Упрямства или Неведения.

Непонятно откуда, котище выжданно-сдержанно поздоровался, лениво отмахнулся от Сути подслушанного спора и тут же предложением "уточнить фактики как-нибудь по пути" назначил себя в объективные судьи. То, что "как-нибудь", и что "по пути", и что "разумеется - не безвозмездно" не насторожило. Во всяком случае, не насторожило благодарного зрителя Зайца и раздражённого душными перебранками, понадявшегося на свежую "соломинку" Шляпника. Мальямкин же невообразимо оскорбилась и отправилась за своей правдой - во дворец Белой королевы, развернуть Оракулум.
- Ещё посмотрим, кто точнее и быстрее уточнит "фактики"! - Всё оборачивалась и грозила Соня-мышь отправному пункту своего путешествия.

Шляпник и Мартовский заяц же рьяно принялись коротать Время за привычными делами. Но до чего Времени надоели эти беспечные чаёвники, что то и дело на него покушаются! Он... или всё-таки оно? Одним словом, Время вынужден был пожаловаться Белой королеве. Не подумайте, пожалуйста, что старик оказался ябедой. Просто-напросто у него слишком много важных дел...

Мирана нежнейше вняла жалобе почтенного старика. По неписанному закону правление её Белого Величества состояло в правлении над Покоем, оттого любимым помощником при троне оказался Белый Сон. Удивительные свойства этого тумана Мирана использовала с особым упоением души. Ведь самое угодное ей решение проблем - затуманить чьё-то сознание, омыть чью-то память... отвлечь кого-то от пагубных стремлений. Так и на этот раз, как и во множество других - к нарушителям был выслан Сон. Плотный туман обступил, залил и как вобрал в себя Безумное чаепитие, не дав даже отсрочки на уборку поляны ко Сну.

То ли со снисхождением, то ли в наказание, всё замерло. Даже Беспечность. Даже Скучнодумие, доселе колыхавшееся на любом попутном ветерке.

Заяц, носом в запотевшее блюдце. Шляпник, в углу потертого кресла. Забывший крутить пластинки старый граммофон чуть поодаль... Никому не известно, как долго Сон провисел над ними без движения. Но как-то раз он всё же решил прогуляться и размять свою сырую облачность.

От промозглости проползшего рядом клочка тумана старый граммофон поёжился - издал хриплый шум. Заяц дёрнулся и опять повалился в блюдце. Шляпник очнулся, оглянулся диковато и вдруг вскочил, перепуганный мыслью о том, что Чешира с новостями они все проспали. Стал носиться, махать руками, желая отогнать Белый Туман как можно дальше. Сон этим мельтешением нисколько не напугался - как и собирался, размеренно уплывал за мельницу и в глущобы. Террант в запале даже окунал в него пальцы, пока набранная таким образом вялость не доползла до сердца и не усадила Шляпника обратно в кресло. Хайтопп по привычке занялся чаем, спавшим за компанию со всеми и потому ничуть не остывшим.

Брошенная невдалеке чашка поднялась, ненадолго перехватила чайную струю... и проследовала куда-то вверх.
- С приветцем и Жданноднём тебя, Террант. Где пропадает наша резвая спорщица?..
Резко подняв лицо на оклик, Хайтопп почти отпихнул цилиндром флегматичного Чеширского кота, ухитрившегося при этом не расплескать чай.
- Не тяни, - сипловатым шепотком отозвался Шляпник.
- Знаешь, мне с самого начала был неинтересен ваш спор... – отхлебнул Чешир чайку и продолжил невозмутимым тоном, достойным изнуряющего светского разговора. - Могу поздравить тебя, Алиса помнит даже Бандошмыга. То есть, и Бандошмыга. То есть – нас всех, - нарочито широко оскалился кот.
- Отметим! - С непередаваемым воодушевлением бросился Шляпник собирать приборы к новоиспечённому праздничному поводу.
Первым долгом - бессовестно выдернув из-под Зайца блюдце.
- Отменим?! Что отменим?! – Запоздало всполошился тот.
- Отпразднуем, Текэри... - как бы невзначай поправил Зайца Чеширец. - Но сначала, - добавил кот, опустив свою чашку на стол подальше от посудометателя, - будет правильным выполнить уговор, заслуженно отблагодарить доброго вестника.
Последнее Чеширский кот будто зачитал со шляпы разведшего бурную деятельность, совсем забывшего о договоре Хайтоппа. Будто отрезвляя, в бок коту чуть не влетел пробный на сегодня столовый прибор. Пришлось чуть быстрей испариться и обозначиться в другом месте...
- Эй-эй, мы так не договаривались! – Вдруг не досчитавшись тяжести на голове, беспомощно всполошился Террант.
- Но договорились, - мелькнула под лениво удаляющейся шляпой хитрая физиономия. - "Не безвозмездно...".
Заяц затрясся фирменным смехом и запустил вторую чашку в сторону кота... или уже в сторону шляпы?
- Вернись! Мы говорили о фактах, - не унимался Хайтопп, собравшись догонять кота, - откуда мне знать, что ты поведал факт?
Не прекращая удаляться, шляпа кувыркнулась, снова обнаружив под собой кота.
- Знай что хочешь, только уволь - я приведу кое-кого, а ты спроси сам. Не хочется быть убитым вашим сервизом... - и Чешир испарился вместе с трофеем в тумане под деревьями.
Терранту перечило всё - даже под рукой ничего не оказалось, чтоб размозжить с досады об землю. Шляпник только напугал резким жестом Мартовского зайца, оборвавшего смеяться и дрожа махнувшего под стол.
- Оуй! Тут ноги!! - С ещё большим ужасом выскочил оттуда Тэкэри. - О! Сссон!! - Удивился Заяц очевидному, влетев в клок тумана.
На шум обернулся Шляпник. Увиденное его изумило. Около стола стояла... Алиса!
Та самая Алиса, которую ждали здесь - и не счесть, сколько времени, и без Времени, и за чаем, и за сном. Сдержавшая слово Алиса! Только что справедливо опасавшаяся поздороваться, а теперь справедливо стеснявшаяся это сделать. Сопровождал её рваный клок Сна.
- Кот привёл Алису!! Хахах! Со Сном!! - Сбивчиво радовался Тэкэри, глядя то на гостей, то на шагающего к ним Терранта.
- Но точно ли это Алиса?.. - Вдруг с подозрением сощурился Хайтопп, встав прямо перед девушкой и её провожатым.
Шляпника не отпускало ощущение от беседы с котом. На чьё-то появление только что намекал именно Чешир, но за уклончивость особым доверием слова туманного зверя никогда не пользовались.
- Точно, - уверила Алиса, примеривая, куда податься во вполне возможном случае безнадёжного неверия.
- Точно! Надо проверить! - Поучительно поднял Заяц отломанный свечной огарок. - ...Свечка?..
- Это даже Абсолем подтверждал, - добавила Алиса в сторону отвлёкшегося.
- Если не растворится, значит, снится, а если растворится - подлец Чешир! - Выдал формулу проверки Шляпник и сгрёб девушку в охапку.
- Ау! Больно же!.. - Вырвалась Алиса, чуть не поцарапавшись об катушки на мундире сгребшего её безумца. - Я конечно же рада вас видеть, но это не означает, что меня можно мять!
Тэкэри не преминул провозгласить, что Алиса не растворялась. Посветлевшие сумасшедшие глаза уставились на девушку.
- Должно быть, сейчас ночь, а вчера был Жданнодень, но мы тебя дождались, значит, начался новый день... Не знаешь, как он называется? - Затараторил Шляпник, устраивая для Алисы место за столом. - Усаживайтесь, миледи!
- Я даже толком не знаю, что общего у твоего ворона и письменного столика, - призналась Алиса, занимая приготовленное место.
Сон колыхнулся следом.
- Надо спросить у Кролика, он посмотрит в Оракулум, если никто не знает, как называется сегодняшний день, - тактично пропустив весть о неразгаданной загадке, продолжил Шляпник.
- Не знаю, как долго мне можно у вас гостить, поэтому спрошу сейчас... У тебя есть лимонного оттенка нитки? - Осторожно поинтересовалась девушка у бесшляпного друга.
- Оттенка лимона из чая? - Уточнил тот, наполняя чашку Алисы заваркой и коротко полюбовавшись на всплывший кружок лимона. - Или лимона с ветки? Спелого лимона? Зелёного, старого, заземского, наземского, цедры, шкурки, тушк...
- Шляпник!!
- В порядке, - по обыкновению стряхнул с себя наваждение тот.
- Просто лимонные нитки, если не сложно. Если такие есть, - добавила Алиса.
Террант быстро перебрал пальцами свою мундирную связку катушек, ухватил нужные и отмотал порядочно, кинув нитку Зайцу. Текэри поймал подачу и начал мотать... Сначала, правда, отчего-то на лапу, но потом уже - как положено, на огрызок свечи. По обыкновению швырнул получившуюся катушку в сторону кресла. Шляпнику потребовалось усмирить привычку пропускать запущенные Зайцем вещи, чтобы поймать подачу.
- В лучшем виде, - довольно констатировал Хайтопп, протягивая Алисе получившийся сувенир.
Не успела девушка поблагодарить друзей за расторопность, как за её спиной облако Сна забурлило, водрузило на себя рупор и посыпало из него резанными бумажками. "М и с с К и н г с л и !", "П р о с ы п а й т е с ь", "С о б и р а т ь с я", "С к о р о" - можно было прочесть машинописные надписи на листках, которых вдруг стало так много, что они роем затянули очертания Алисы и втянулись в Сон, превратившись в обычный туман и слившись друг с другом. Ошарашенный Шляпник только глотал воздух и смотрел на опустевшее сидение.
- Поодлееец Чешир, - наконец, нашёл Хайтопп сдержанности прошипеть.
- Может, мы просто завершили незаконченное дело? - Предположил Текэри, всё возясь с неизменными чайными приборами.
Шляпник призадумался.
- Тогда нужно непременно придумать ему новое! "Забрать подарок" подойдёт?
- Подойдёт! Верно! Но как она о нём узнает?! - Трясся Текэри в желании расхохотаться.
- А как он узнал, что её позвал Чешир?! - Сощурился Хайтопп, уже соображая, как провернуть придуманное дельце, и бодрым шагом отправился куда-то прочь с поляны.
 
запись создана: 27.07.2010 в 18:00

@темы: Текст, Иллюстрации, "Двойное подданство"

URL
Комментарии
2010-07-28 в 08:26 

Продам словарь - куплю клавиатуру. (с)
Прочитала. Никаких существенных замечаний нет. Орфографию, пунктуацию и т.д. не проверяю.

2010-07-29 в 17:08 

Larice-in-Wonderland
Колдер, хорошо, спасибо. Пойду готовить новую порцию для разборки, если не возражаете :)

URL
2010-07-29 в 18:00 

Продам словарь - куплю клавиатуру. (с)
Larice-in-Wonderland нисколько.

2010-07-29 в 18:23 

Larice-in-Wonderland
Колдер, а что на счёт диалогов? Не пресно, "не забивает"?

URL
2010-07-29 в 20:29 

Продам словарь - куплю клавиатуру. (с)
Larice-in-Wonderland нет. Диалоги вполне на уровне. К ним никаких претензий.

2010-08-08 в 18:09 

Larice-in-Wonderland
Ура! Мы сделали это!! Первая глава готова!! :flower: :flower: :flower:
Черновик первого эпизода второй главы: larice-in-wonderland.diary.ru/p120395552.htm

URL
2010-08-11 в 22:38 

Lumenes
И в душу влез, и мебель там расставил (с)
Larice-in-Wonderland
Записываюсь в ПЧ :З
а ещё рисунок Чеша с цилиндром *______*

2010-09-13 в 15:13 

Larice-in-Wonderland
Товарищи! Прошу прощения за молчание. Я ненадолго отвлеклась, но фанфик "пописываю" ещё. Так что, не исчезаю, коплю материал :)

URL
   

Столовая LiW, питающейся вниманием

главная